Банки

Брокерские байки. Байка №1 «Овация в Большом зале»

Эксперт плохого не посоветуетВчера в 10:00 51

Автор этих заметок в 1994-2001 году работал специалистом по ценным бумагам. Серия материалов «Брокерские байки» основана на личных воспоминаниях и рассказах коллег. Не все, по самоцензурным моментам, в этих очерках правда, но в их основе лежат подлинные случаи…

Все музыканты мечтают об успехе в этом зале. Белоснежные колонны, хрустальные люстры. Тени великих композиторов, певцов, исполнителей и дирижеров как бы витают в его стенах.

Мечта музыканта. Фото: classicalmusincnews.ru

Тысячи мам втайне мечтают, что когда-нибудь и их сын или дочь дорастут до права показать себя в этом зале. И не просто показать, а заслужить в нем признание.

Наверно, что-то такое было и в моей семье. В раннем детстве почти год водила меня мама к учительнице осваивать пианино. Занимался я в ее квартире, в соседнем дворе. Домашние задания я ходил делать к доброй старой соседке – своего инструмента у нас не было. «Вот покажешь успехи, тогда и купим тебе пианино», – сказали мне.

Вебзайм [micro] [sale]

Неделя шла за неделей. Я освоил гаммы и даже научился играть мелодию из оперы «Вольный стрелок». Потом, в конце весны, мама отвела меня в музыкальную школу на прослушивание. К счастью, люди в школьной комиссии не были пристрастны. Экзамен для всех закончился удачно — музыку он отделил от меня так же сурово, как природа отделяет масло от воды. На этом мои занятия и закончились. Слава Рихтера мне не светила, это было ясно, а тратить мои и взрослых время, нервы и деньги на «общее развитие» семья была не готова.

Не быть мне Рихтером. Фото: zen. yandex.ru

Так что следующей осенью мы шли с мамой куда-то, встретили учительницу по музыке. Пока та разговаривала с мамой, я резвился в нескольких шагах. «Это будет для него большая польза!», – донес до меня ветер слова педагога. В ее голосе различалась нотка отчаянья: ясный пень – больше учеников, больше денег… Впрочем, в 8 лет я этого не понимал. Но отчаянье услышал (все же какой-то слух у меня был). И я понял, что все. Мучить гамами меня больше не будут точно.

Потом прошло еще лет пятнадцать. Со страной происходили удивительные вещи. Собственно, и страна стала уже совсем не та, хотя мы вроде никуда и не уезжали.

Я закончил университет, курсы на бирже, сдал экзамен на право работы с ценными бумагами, пошел работать.

И вот я занял должность в управляющей компании, которая занималась активами одного чекового инвестиционного фонда. Напомню, в период ваучеров были такие структуры. Они собирали с населения приватизационные чеки, в обмен выдавали собственные акции, а ваучеры должны были вкладывать на специальных аукционах в акции предприятий. Потом от предприятий должны были идти дивиденды, которые, за вычетом средств на содержание фонда, следовало перераспределить его акционерам. Так это выглядело в теории.

В реальности в большинстве случаев ничего не получилось – управляющие фондов слишком часто и много воровали и/или были людьми некомпетентными в мире ценных бумаг. Конечно, есть исключения: некоторые инвестиционные фонды, рожденные тогда, живы.

Но вернемся к моей истории. Поручили мне тогда в фонде, как начинающему, работу с малыми пакетами ряда петербургских предприятий.

Фонд, кстати, был достаточно крупный – помимо нескольких стратегических вложений на чековых аукционах приватизации бросал по паре сотен ваучеров на аукционы по принципу «название красивое». Взамен ваучеров фонд получил акции заводов, фабрик разного профиля. Когда ваучерный этап прошел, то задумались: что с этим делать?

Ваучерная эпоха. Фото: zen. yandex.ru

Вот я ходил, изучал обстановку, предлагал услуги по скупке акций у работников, общался с менеджментом. Ходил на собрания акционеров. Одно АО, где у фонда был интерес (небольшой, впрочем), проводило собрание. АО было крупное и сняло Большой зал. Люди культуры тогда, в середине девяностых,  испытывали особенно сильную нужду в деньгах, арендной платой не побрезговали.

В общем, пришел я на собрание и заметил ряд нарушений прав мелких акционеров. Помню, попросил слово, поднялся на трибуну. Раскрыл глаза на правду. И люди – обычные люди, ибо многие работники и акционеры «с улицы», просто разумно вложившие ваучеры, мне хлопали от души. Так состоялся мой триумф в том самом Большом зале.

Вывод первый. Когда нанимаете бизнес-консультанта то следите, чтоб у него не было личного интереса продать вам продукт. Консультант должен быть независим.

Частный учитель музыки заинтересован в деньгах родителей даже самых бездарных деток. Он будет с честными глазами говорить: «У него определенно есть способности». В уме родителей это значит – будет виртуозом.  А вот алчный педагог будет в это время считать, что способность тренькать простенький вальсок, – это тоже способность…

Это то очень важное, что я понял в музыке. Музыке денег.

Вывод второй. Мечты сбываются. Но часто совсем не в том виде, как нам хочется. Или сбываются не вовремя. Или не с нами.

P.S. Больше в Большом зале выступать мне не пришлось. Но как знать…

UniCredit [debit_cards][sale]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Яндекс.Метрика